Вы можете участвовать в создании сайта, закачав свою фотографию ЗДЕСЬ.
После просмотра и редактирования, фото будет размещено на соответствующей содержанию странице.

Прогулка по убитой дороге.
  Автор: Всеволод Абрамов.

Предисловие.
(По материалам газеты ВЕЧЕРНИЙ НОВОСИБИРСК)

Мост в Пихтовке    Осенью 2000 года в газете появились статьи о том, что варварски уничтожается единственная железная дорога, связывающая север Новосибирской области с Транссибом. Но публичное выступление Татьяны Беловой и Анастасии Журавлевой не возымели действия: дорога погибла.    Вот что написано в Вечерке о строительстве дороги Кокошино-Пихтовка.
   "В архивах области уцелели довольно скупые данные о ее строительстве. Стране требовался лес - и комсомольцы 20-х годов в далеком ныне 1929 году начали сооружать эту трассу. За шесть лет было построено 77 километров до станции Пенек. Дорога стала в прямом смысле слова источником жизни для десятков окрестных деревень. Старожилы еще помнят многолюдные сельские ярмарки в том же Пеньке, оставшемся сегодня в лесной глухомани практически в гордом одиночестве. Чуть более поздние документы 40-х годов фиксируют наличие восьми школ недалеко от Пенька - сегодня уже не существующих, как и их села.
   В 30-х годах контингент лесорубов, как известно, сменился. Дальше пихтовскую трассу строили согнанные со всей страны наши репрессированные сограждане и члены их семей. Сколько их осталось навсегда в глухих болотах по бокам насыпи - ведают только бог и НКВД. Но на картах 1947 года пропахшие потом и кровью рельсы дотянулись уже до 120-го километра.
   Сколько сделала маленькая сибирская одноколеечка для Победы в Великой Отечественной, тоже известно историкам. Именно отсюда шел лес на шахты Кузбасса. Тысячи прикладов винтовок и автоматов победителей были сделаны из пеньковской древесины, напрямую поставлявшейся в Ижевск и Тулу. Впору вешать на рельсы медаль и не одну - но благодарность сегодняшних потомков в железнодорожных мундирах оказалась иного сорта."
   И вот, наконец, свидетельство нынешнего очевидца погибшей дороги...

Карта с полным списком фотографий    Весной 2005 года, раздумывая, куда бы выбраться в летний отпуск, разглядывал карту НСО и обратил внимание на идущую среди болот железнодорожную ветку Кокошино-Пихтовка. Поиск в сети дал две статьи: 25.08.2000 и 1.09.2000 , из которых понял, что дорога как таковая не существует, ибо разобрана. Однако, даже если рельсы увезли, насыпь-то никуда не делась. Следовательно, пройти среди этих болот можно, да и по карте дорога показана как идущая в основном по сухим местам. С этими мыслями начал закупаться снаряжением и обдумывать маршрут движения, продолжительность и т.п. Исходным пунктом наметил деревню Мальчиха, стоящую по дороге на Пихтовку. От нее до поселка Пенёк - самый длинный незаселенный участок дороги, почти половина общей длины, с нежилой станцией Лось посредине. Дороги к этой станции нет. Изначально решил дойти до Пенька и, если возможно, дальше. Забегая вперед, скажу - дальше не потянул.
   Купил карты-двухкилометровки на Колыванский и Чулымский районы. Карта Колыванского райна попалась съемки пятнадцатилетней давности, на ней дорога обозначена и населенный пункт Лось показан живым. На более свежей карте Чулымского - дороги уже нету, а Лось - нежилой, что, в общем, соответсвует действительности.

День первый.

   Изначально хотел, чтобы прогулка совпала с открытием охотсезона, однако в связи с птичьим гриппом в нынешнем 2005 году этот самый сезон вообще был под большим вопросом. Ждать в конце концов надоело, теплая погода заканчивалась. В общем, взял на работе две недели отпуска и в одно прекрасное сентябрьское утро надел рюкзак и отправился на автовокзал. Маршрутка до Колывани - 30 рублей и 45 минут, отправление в 8-00. На колыванском автовокзале выяснилось, что ухитрился угадать единственный день в неделю - вторник - когда отсутствует автобус до Пихтовки (и, следовательно, Мальчихи). Пришлось договариваться с местным таксистом. За 600 рублей он успешно довез до пункта назначения, удивившись, правда: "Нафига ты в самый урман собрался". Время от Колывани - еще около часа, итого в Мальчихе оказался в 10.15 вторника. Дорога частью асфальт, потом гравийка. Чувствуется, что дорога идет по болоту: кое-где лужи, камыши. При том, что осень была сухая. В общем, все соответствует карте. Тот же таксист и показал, где проходит эта самая старая железка. Сам бы затратил на поиски некоторое время.
   Исходный пункт - бывший железнодорожный переезд - ныне особых примет не имеет, за исключением столбика с табличкой, извещающей, что данная территория относится к охотхозяйству Бакса и что охота, натаска и притравка собак без специальных разрешений запрещены. Именно убоявшись тамошних егерей, взял с собой вместо двустволки 12 калибра компактный ТОЗ-106, умещающийся за пазухой. Как выяснилось, зря: от Мальчихи до Пенька так никого и не встретил, вообще ни единой живой души.
   Расположен переезд метров за двести-триста от будки автобусной остановки в Мальчихе. Бывшая железная дорога ныне имеет там вид просеки, малость заросшей. В общем, заблудиться сложно. Карты в такой прогулке особо не нужны, дорога - она и есть дорога, даже разобранная.
   Сперва дорога проходит по окраинам Мальчихи, пересекая единственный на своем пути водоем по железному мосту. Забегая вперед: с водой на дороге плохо. Речек и ручьев не наблюдается, воду приходится брать из дренажных канав, неопределенного качества. Кипячение, конечно, убьет вредных микробов, а сырую воду лучше обеззараживать, хотя б марганцовкой.
   Примерно в часе ходьбы от Мальчихи встретился мне первый километровый столб: 159 км. За этот час прошел около трех км. Поселок Пенек, согласно вычитанному ранее, находится на 77-м километре. Итого общая протяженность маршрута 159+3-77=85 км. Не так уж и мало, учитывая, что все-таки не асфальт, а заросшая насыпь, усыпанная вывороченными шпалами и разным железом - стыковыми накладками, башмаками и т.п. (фото 2). Наименьшее препятствие - поляны, заросшие высокой травой. Хорошо хоть потерять ориентировку практически невозможно: просека видна издалека в виде V-образного просвета в стене леса. На фото 4 представлен вид участка дороги, который можно считать "царским", в смысле не заросшим и легкопроходимым.
   В первый день пути хорошо заметно, что несколько севернее расположены населенные пункты: Лаптевка, Ершовка и т.п. Изредка дорогу пересекают проселки и тропы, видны сложенные в поленницы дрова, на полянах стога сена и изредка пасущиеся коровы. Недалеко от одной такой поляны первый раз увидел рельсы. Рядом с ними видна небольшая скамеечка - видать, люди отдыхают от трудов. Отойдя чуть в сторону, на березовом пеньке увидал гаечный ключ. Взял себе на память.
   Несмотря на близость жилья (или благодаря ей?) из кустов то и дело взлетают косачи. А так как расправить крылья в таком лесу им особо негде, то удирают они вдоль просеки, прекрасно подставляясь под выстрел. К сожалению, председателебой (ТОЗ-106) за пазухой не располагает к охоте. Так и не истратил ни одного патрона.
Останки дренажной канавы    В первый же день выяснилась особенность, вызванная направлением дороги на вест-зюйд-вест (если идти к Транссибу). Во второй половине дня, как раз когда накапливается усталость и жажда, еще достаточно теплое сентябрьское солнышко начинает светить как раз вдоль просеки, в лицо, увеличивая их (усталость и жажду). Что делать! Остановился на ночлег у очередной дренажной канавы, в отличие от других, наполненной водой. По закону подлости, вечерняя жара сменилась первыми ночными заморозками, на которые не рассчитывал и не взял ни спальника, ни достаточно теплой одежды. Костерок, конечно, помог, только дрова собирать для него приходится, разламывая сухостой в болотистом лесочке по обе стороны насыпи. Хворост, лежащий на земле, соответственно, мокрый и горит плохо. Кроме того, расположиться можно только на самой насыпи, что создает проблему - рогатка для подвески над костром кружки с трудом втыкается в щебень.

День второй.

   Ночные заморозки оставили на растительности иней. На скорую руку вскипятил кружку чая и отправился дальше. Насыпь частично заросла, но выручают участки, где явно периодически ездят трактора. Так что идти можно довольно быстро. Обратил внимание, что за некоторое время до меня тут явно кто-то уже ходил. В траве видна едва заметная стежка, скорее просто примятость стеблей. Иногда встречаются кострища, брошенные консервные банки. Судя по всему, неделю или две назад прошла небольшая группа, два-три человека. Приятно ощущать, что не один ты такой маньяк.
   Между тем идти становится все веселее и веселее. Чтоб путешественник не скучал, безвестные рабочие, разбиравшие дорогу, придумали ему развлечение. На протяжении многих километров посередь насыпи лежат перевернутые башмаки (подкладка под рельс), из которых торчат кверху костыли, до четырех штук из каждого! Пару раз напоровшись на такой противотанковый мини-надолб, начинаешь смотреть под ноги аки сапер на минном поле. Падение на этого ежа тоже может быть весьма неприятным. Кроме того, когда смотришь под ноги, это помогает не наступить на одну из греющихся на щебне змей. К слову, значительная часть насыпи отсыпана щебнем красного гранита, очень похоже, что не так и давно, лет 15-20 назад.
Выходной семафор ст.Лось    По мере продвижения вперед идти становится все труднее и труднее. Последние километры перед станцией Лось заросли густым кустарником, продираться через который приходится несколько часов, при этом не прекращая смотреть под ноги. И вот, наконец, уже во второй половине дня, лес расступается, и на поляне возникает высокий силуэт допотопного механического семафора. Семафор, естественно, закрыт. От самой станции и деревни остались только постепенно разваливающиеся строения. Посреди деревни видна едва накатанная колея, обозначенная на карте как тракторная дорога. Именно здесь лишний раз чувствуешь, что via est vita, в том смысле, что где есть дорога - там есть жизнь. Второй семафор, на входе в деревню со стороны Транссиба, не просто закрыт. Какая-то добрая душа не поленилась примотать проволокой две палки крест-накрест: закрыто навсегда!.(Примечание: так обозначаются недействуюшие знаки сигнализации)
Останки ст.Лось Дальше следует новая ночевка у костра в заморозки, для которой пришлось выбирать относительно сухое место в стороне от насыпи. Земля, несмотря на сухую осень, все равно влажная, а лежащий на ней хворост не пригоден для костра.

День третий.

.    Утро опять встречает прохладой и инеем на стеблях травы. Слева от насыпи встретилось еще некое полуразвалившееся строение. Что это было, на отшибе от деревень (по крайней мере, сохранившихся)?
   Вчерашние заросли кустарника сменились относительно не очень заросшей просекой. Однако начинает сильно мешать другой фактор. Похоже, технология разборки дороги была простейшей: краном поднимали рельсы вместе со шпалами, сбивали шпалы кувалдой, рельсы клали на платформу. В результате насыпь оказалась усеянной вывороченными шпалами, лежащими в самых разных позах. Идти можно либо перешагивая через них, либо прыгая со шпалы на шпалу. И то и другое утомительно, а второе еще и грозит повреждением обуви, как и вчерашние ежи из костылей.
   Лес все чаше сменяется просторными полянами, кое-где к дороге подходят тракторные колеи. Также колея нередко идет параллельно насыпи. Идти по ней, на первый взгляд, легче, но, по закону подлости, как раз когда соберешься на нее спуститься, тракторная дорога отворачивает в сторону. Блуждать по местным дорожкам желания нет, волей-неволей возвращаешься на насыпь, чтобы через километр снова увидеть справа глубокие колеи, заполненные водой.
   Над головой удивительно часто проходят самолеты. Похоже, над этими безлюдными районами идет магистральная воздушная трасса. Интересно, на Томск или на Новосибирск? По направлению и частоте появления самолетов скорее второе. Местами вдоль дороги молодая березовая поросль стоит стеной, напоминая, что вчера через такую же стену пришлось продираться напролом. Лет через несколько и на этом участке будут сплошные заросли. Исследователи околотранссибирских дорог, спешите!
   Болота, показанные на карте, периодически напоминают о своем присутствии. Опять кое-где вода подходит к самой насыпи. Радует, что дренажные канавы здесь перекрыты прочными мостиками из шпал. На удивление редки птички, только иногда вспархивают из кустов косачи. Радует то, что вчерашние башмаки с костылями в основном сложены аккуратными кучками. Но смотреть под ноги все-таки не мешает. Местами дорога выглядит вполне проезжей для вездеходной техники. Идти по таким участкам можно легко и непринужденно, напевая про себя: "Легкою походкой, по ночным дорожкам, Красного проспекта…" Но скоро это сменяется новыми зарослями. Растущие парами посередь насыпи небольшие березки воспринимаются как новый железнодорожный габарит.
Последний километровый столб    Наконец-то встретил второй и последний за всю прогулку километровый столб. Точнее, столбы-то встречаются, а вот таблички с них добрые люди прихватили, наверное, на память, чем шибко затруднили ориентирование на трассе. На этом самом 96-м километре тоже был некий населенный пункт, от которого остались только строения. Впрочем, дальше коробки домов пару раз встречаются. А вот людей по-прежнему не видно.
   Вдоль всей дороги, слева по ходу движения, стоят столбы с проводами. Снять их некому, разве что медведям. Столбы занимают все возможные положения, от вертикального до горизонтального, однако могут служить дополнительным ориентиром. Ближе к вечеру на очередном мостике через канаву встретилась выжженная дата: 1977. Дата строительства переправы? Кто его знает. Вечером дорога пересекла несколько настоящих болот, заросших камышом. На одном из них решил остановиться. Перекусил малость, а потом подумал, что чем больше пройду сегодня, тем меньше придется топать завтра. По всем прикидкам, поселок Пенек должен быть близко. Собрал рюкзак и пошел снова. Странное дело, близость населенного пункта, выразившаяся, в частности, в большей накатанности тракторной колеи, изредка взбирающейся на насыпь (на таких участках вывороченные шпалы отброшены в сторону), сняла усталость как рукой. Шел и в темноте, при луне. Наблюдал справа от дороги сюрреалистическое зрелище - длинные вереницы огней, бесшумно ползущих через лес, окруженные сиянием. Надо полагать, трактора возвращались домой с лесных полян. В конце концов ломать ноги на шпалах надоело. Уселся на очередное бревно, накрылся тряпкой потеплее и стал ждать, когда настанет

День четвертый.

   В путь тронулся, как только стало достаточно светло, чтоб различить препятствия, т.е. где-то около 6.30 утра. Примерно через полчаса сошел с насыпи на идущую параллельно ей неплохую проселочную дорогу. Следы коров на дороге, стога сена на полянах - все говорило о том, что цивилизация рядом. И вот наконец послышался отдаленный лай собак. Можно убрать в рюкзак оружие. Пятница, 7.52 утра - ДОШЕЛ таки до поселка Пенек!
А вот как выглядит бывшая дорога в селе Пенек в 2008г!
Вокзал Чулымская    Местные обрадовали, что автобус в Чулым ушел 10 минут назад, следующий будет послезавтра. К счастью, удалось набиться в попутчики к главе местной администрации. Довез он меня на своей шахе прямо до Чулымского вокзала, видимо, офигев от того, что кто-то к ним из леса вышел. Спросил, есть ли оружие. Показал ему разрешение - проблем нету. Местные пяткой в грудь себя бьют, что на днях медведь на огороде корову задрал. Верится вполне. Урман он и есть урман. В Чулыме удачно поймал электричку, тронувшуюся через минуту после того, как заскочил в вагон. Два с половиной часа и порядка 50 рублей - и дома. Можно разложить на карте принесенные сувениры и начать отпаивать себя любимого пивом…

ВСЕ!

   P.S. Если кто решит повторить прогулку - торопитесь. Проходимость дороги от года к году явно не улучшается. Заблудиться не заблудитесь, но продираться через молодой березняк - занятие тягомотное.
Уважаемые посетители! Пишите ведущему раздела - ваши комментарии, мнения,
поправки, новые данные.
В начало
страницы

Страница создана 5 декабря 2005 года.
Страница обновлена 5 декабря 2005 года.
Сайт управляется системой uCoz